Audi allroad фильм антикиллер 2

Audi allroad фильм антикиллер 2

Прошли дикие времена первого «Антикиллера». Лис (Гоша Куценко) уже не является разжалованным из милиции волком-одиночкой, который, с одной стороны, во имя Закона попирает все тот же многострадальный Закон, а с другой стороны, нередко бывает в свою очередь попираем, так сказать, коллегами по работе. Все это в прошлом — бандитский беспредел и воры в законе, отмороженная шелупонь и бессилие милиции, разборки между бандитскими группировками и бодания между бизнесом и криминалом. Точнее, не то чтобы в прошлом, но все как-то устаканилось, притерпелось, притерлось и залакировалось. Они теперь сосуществуют вполне нормально — милиция и бандюки. Прошли лихие времена, когда они не могли найти друг с другом общий язык, в результате чего случались некоторые недопонимания, стоившие жизни недопонимавшим. Теперь они занимаются каждый своим делом: бандюки бандитничают, а милиция ловит международных террористических чеченцев.

Причем Лис — в самых первых рядах этого милицейского корпуса быстрого развертывания и свертывания. Точнее, они вдвоем — Лис и Ренат Литвинов (Сергей Векслер) по прозвищу «Небо, вертолет, ментяра», и так страшен и могуч их тандем, что ни одна чеченская сакля не может устоять под молодецким вертолетным напором оперуполномоченных, оперативно упавших с вертолета, будучи совершенно ненамоченными по причине внутренней и внешней крутости. Как коршун бросается на зайца, так Лис с Ренатом пробивают крышу сакли и бросаются на террористов, делящих миллионы дышащего на ладан Усамы, хватают главного чеченского генерала и снова взмывают ввысь, успев подранить сына генерала Ужаха (Алексей Серебряков), однако не до смерти, а просто чтобы он злее был.

Ну а дальше — тихие буколические Усть-Перезвездонские радости. Лис женится на Любе (Любовь Толкалина). Свадьбу сделали как надо, по-людски, на двадцать ящиков спонсорской «Горiлки медовой з перцем». Бравый Литвинов, как и полагается простому усть-перезвездонскому менту, нажрался в сосиску и упал в сарай. Любаша патриотически хвасталась гостям платьем, приобретенном вовсе не в бутике, а в простой перезвездонской кооперации, Лис сурово ходил среди гостей и принимал поздравления. Генерал Михалыч (Алексей Булдаков), начальник милиции, отечески пригласил Лиса с супругой на рыбалку, а также, по-стариковски сетуя на недостаток средств в местном Управлении, подарил бравому бойцу скромную новенькую Audi Allroad взамен, цитирую, «той машины, которую ты разбил по служебным делам». Те свадебные гости, которые были в курсе, что Audi Allroad стоит где-то 50-60 тысяч вовсе не усть-перезвездонских рублей, попытались было представить, на чем в таком случае ездит сам генерал, но вскоре от этой мысли отказались, потому что были утомлены «Горiлкой медовой».

А вскоре и бандюганы пришли оказать уважение бравому менту: законник Крест (Сергей Шакуров), Гангрена и подручный Креста. Подарили монетку золотую, на счастье, а также Гангрена преподнес собственноручно испеченный свадебный пирог. Ну тут уже и сам суровый Лис не смог сдержать слез умиления, равно как и весь зрительный зал. Гангренозный пирог — это до озверения трогательно.

К сожалению, после свадьбы секса не было. Ни бурного, ни какого-либо другого. Лис сообразил, что Толкалина — жена режиссера Кончаловского, поэтому, дабы избежать ненужного кровопролития, изобразил, что у него разболелись старые раны, так что в первую брачную ночь Люба делала любимому новокаиновую блокаду. Вот вам и весь милицейский секс.

А дальше была война. Ужах, непонятно какими путями раздобывший билет от сакли до Усть-Перезвездонска, неуклонно пробирается в сторону своих кровных врагов — Лиса и Литвинова. Кроме того, как вы понимаете, Ужах должен освободить своего папашу-генерала, томящегося в перезвездонской тюрьме, где хоть и хорошая библиотека, однако телевизор дышит на ладан. В назначенный день и час Ужах на главной улице встретится со своими подельниками — родственниками, убежденными террористами и даже примкнувшими к террористам плохими русскими, — после чего начнет делать свое кровавое террористическое дело. Кто сможет противостоять ужасному Ужаху, который хочет так жахнуть в Перезвездонске, чтобы аж до Москвы шандарахнуло? Разумеется, только Лис и Литвинов. Собственно, им и деваться-то некуда, потому что Ужах и к ним имеет определенный должок.

Антитеррористический пафос у Корецкого (он был автором сценария второго «Антикиллера») явно не пошел. А все потому, что тема для него чужая. Когда он пишет о вещах хорошо знакомых — беспредел бандюков, работа милиции, беспредел милиции, работа бандюков, — все это вполне жизненно, вполне актуально и читается/смотрится весьма натурально. Но когда бросили Корецкого на международный терроризм — вот тут он, как говорил Савва Игнатьевич, и поплыл. Возможно, впрочем, что совершенно не по своей вине, но поплыл — неоспоримый факт. Потому что и Егор Михалков-Кончаловский, и Корецкий изо всех сил пытались и рыбку съесть, и на лошадке покататься. А так не бывает. Всегда приходится выбирать что-нибудь одно, потому что после рыбки на лошадке кататься — очень и очень сложно: плавнички мешают. Можно весьма круто навернуться.

Вы спросите, в чем заключалась рыбка, а в чем лошадка? Отвечаю. Кончаловский с Корецким не разобрались с приоритетами и направленностью сюжета. Хочешь делать боевик про чеченских террористов? Ну так делай. Только не надо пытаться доказать, что это, дескать, не чеченские террористы и вообще — Чечня тут ни при чем, а террористы эти — они это. как их. ну, международные они террористы, вот. Вненациональные. А что сидят в сакле где-то на Кавказе и говорят по-русски — так это у них случайно произошло. Они же эти, как их, террористы! А у этих зверей нет ничего святого. Могут и по-русски говорить, с них все станется. Так что бьются Лис и Рената Литвинова, ой, пардон, Ренат Литвинов — с совершенно абстрактными террористами, которые совершенно не наши и вообще — пошли они в ж#опу, гады такие.

С точки зрения лошадки сюжет вообще не выдерживает никакой критики. Потому что Кончаловский с Корецким даже для себя не поняли, за кого они сами, за кого и против кого главные герои фильма. Ну, сделали бы этих террористов идиотскими негодяями — и славно. Но они попытались на лошадке половить рыбку в мутной воде логики и справедливости, а в результате поймали только жабу какую-то, прости господи. Объясняю подробно. Итак. Главный герой Ужах — вовсе не негодяй. Он тихо-мирно сидел со своим папой в своей тихой-мирной сакле и делил деньги Усамы бин Ладена. Это, кстати, ненаказуемо. Подумаешь, деньги у бин Ладена они брали. Генерал Михалыч бабки на Audi Allroad, между прочим, тоже не из зарплатного фонда нашел. Так вот, бравые литвиновые лисы, выполняя политический заказ (я горжусь тем, что сумел ввернуть в рецензию эту мерзкую фразу), налетели на мирную саклю и захватили папу-генерала, ранив Ужаха физически и морально. Что должен делать в ответ Ужах? Разумеется, отправляться вызволять папу. Цель, между прочим, благородная. Да и Ужах — такой весь из себя симпатичный.

В Усть-Перезвездонске Ужах взял за жабры местного бандита Метлу и заставил себе помогать. Тоже молодец. Так их, бандитов, давить со страшной силой. При этом Ужах планирует освобождение папы, а заодно собирается сделать кошмарный террористический акт — взорвать что-нибудь очень ценное для Усть-Перезвездонска, а что именно — папа прочитает в книжке, сидя в тамошнем допре. Вот тут начинает получаться, что Ужах — он вообще-то негодяй, да? Ну, папу освободить — это как бы дело святое. Но городу вредить-то зачем?

Кроме того, чем ближе освобождение папы, тем больше Ужах распускается — перерезает горло всем кому не лень, вызывая этим осуждение даже у собственных подельников, и вообще — ведет себя просто отвратительно. И тут уже акценты начинают сильно смещаться в сторону морального террористического облика Ужаха и морального антитеррористического облика Лиса, Литвинова, генерала Михалыча (по-моему, его в фильме зовут как-то по-другому, но в памяти это не отложилось) и мерзкого советника Михалыча, который постоянно наезжает на Лиса и Литвинова. Они все становятся до предела белые и до предела пушистые, а Ужах становится до предела мерзкий и негодяйский, поэтому финальная сцена на заводе выглядит совершенно логично: Добро догнало Зло, поставило его на колени и уничтожило максимально болезненным образом.

Еще один довольно интересный сюжетный момент — белость и пушистость бандюганов. Они тоже делятся на две категории: плохие бандиты (Метла, который и в первом «Антикиллере» был негодяй) и хорошие бандиты (Крест, Метис, Гангрена и так далее). Плохие бандиты помогают чеченцам, а хорошие бандиты — ментам. Они вместе сплотились и грудь к груди противостоят супостатам. С одной стороны, в этом ничего нелогичного нет, но с другой — Крест в роли Зои Космодемьянской (хоть бейте меня, хоть режьте меня, не выдам я вам нашей Военной Тайны) смотрится достаточно убого, даже если забыть о том, что по сценарию его весь фильм не убивали только для того, чтобы в конце он геройски отказался выдать эту Военную Тайну (точнее, отказался помочь бандитам). Да и весь колорит, тщательно и вполне достоверно прописанный в первом «Антикиллере», с Креста слетел. Он теперь ходит в очках от Картье, носит на руке «Ролекс» и совсем забыл о том, что законному вору не к лицу пошлая роскошь.

А уж с сенсорным пистолетом — это вообще лажа какая-то получилась. Лису на свадьбу подарили пистолет со специальным сенсорным датчиком. Дескать, у Лиса он стрелять будет, а у чужака — ни черта. Оно и ежу, не знакомому с оружейной системой Станиславского, понятно, что этот пистолет в конце фильма попадет к главному негодяю и дерзко откажется стрелять в грудь своего законного хозяина. Так оно, в общем, и произошло, однако как слабо это выглядело! Как убого и ожидаемо! Уж для такой забавной игрушки можно было выдумать что-нибудь поумнее. Например, что Плохой приставляет к голове жены Хорошего этот пистолет и говорит что-нибудь вроде: «Молись, сука, сейчас я твоей суке башку просверлю, сукой буду». А Хороший, не слушая эти жуткие слова, бросается рыбкой, невзирая на пистолет, и перекусывает Плохому зубами какую-нибудь важную артерию. Плохой, мерзко смеясь, нажимает на курок, чтобы разнести тетке башку напополам, но пистолет не срабатывает, потому что его держит Плохой. И тут Плохой, теряя последнюю артерию, понимает, что его подставили, после чего. Ну, и так далее. А в фильме даже этого не было. Я-то думал, что сенсорный пистолет в третьем акте выстрелит так, как завещал великий Станиславский, но Кончаловский презрел Станиславского и ориентировался на какого-то Эда Вуда, прости господи.

Впрочем, зря я, наверное, столько рассусоливаю о сюжете. В конце концов, какая разница, на каком материале делать боевик? Есть Плохие, есть Хорошие — ну и ладно. Главное — чтобы они сражались, чтобы бычили шеи, чтобы играли желваками и простреливали друг другу бошки. С этим в картине, в общем, все в порядке. Сражаются, бычат, гоняются, нагоняют саспенс, догоняют саспенс и сурово простреливают ему мозгохранилище. Так что боевичок получился вполне пристойный. В общем, отвечающий всем законам жанра. И все эти цепляния к сюжету с моей стороны — мелочные придирки, потому что если попробовать проанализировать сюжеты большинства голливудских боевиков, то там просто как проанализируешь, так вздрогнешь. А здесь хоть попытались навести какую-то внутреннюю логику, хотя и не получилось.

Актеры, в общем, играют вполне пристойно. Правда, я не разделяю восторгов некоторых критиков по поводу «ах, каких потрясающих актерских работ» (цитата), однако все вполне пристойно — врать не буду. Гоша Куценко — именно такой, каким Лис и должен быть по сюжету. Суров, немногословен, мочит врагов, активно использует всякие гаджеты. Сергей Векслер, Литвинов, именно такой, каким и должен быть Литвинов — командует своими бойцами, сам сражается в первых рядах, нажирается на свадьбе и в нужный момент, ломая плохому чеченцу шейные позвонки, говорит сакраментальную фразу: «Видать, старею».

Иван Бортник в роли Клопа — традиционно великолепен, однако Корецкому и Кончаловскому хорошо бы взять тетрадочку и раз двести написать фразу: «Удачная шутка, повторенная в двадцатый раз, из удачной превращается в идиотскую». До чего хороша была фраза «Гребаный Экибастуз» в первом «Антикиллере», но когда во втором Клоп повторил этот «Экибастуз» раз в двадцатый, мне очень захотелось, чтобы его скорее пристрелили, ибо достало.

Главный чеченский террорист Серебряков — вполне впечатлил. Правда, на мой взгляд, он уж слишком старательно изображал блеск и нищету чеченских партизан, особенно в финале, где вся актерская игра свелась к бесконечному дрожанию желваков. Но до финала он тянул очень хорошо. Такой суровый террорист — это что-то. И брюнетом ему идет больше, чем блондином. Впрочем, белобрысый чеченский террорист — это был бы достаточно неожиданный сюжетный ход.

Отдельных слов заслуживает практически первый серьезный product placement в российском фильме. Panasonic и Audi, выступив официальными спонсорами картины, внесли туда должную высокотехнологичную составляющую. И если роль Audi была весьма узконаправленной — скромный подарок от Управления скромному служащему, — то Panasonic плейсился по полной программе. Телефоны Panasonic GD-87 играли важную роль в сюжете и были единственным средством любовной связи между Лисом и Любой, Лисом и Плохим, Плохим и Любой. Все бандюки смотрели кино на метровых жидкокристаллических панелях Panasonic. Все положительные герои пользовались телефонами Panasonic, а отрицательные — всякой шелупонью, вроде Siemens (впрочем, я точно не разглядел). Бравые милиционеры фиксировали все происходящие вокруг события на камеру Panasonic. Даже банкира в исполнении Ефремова ввели в сюжет только для того, чтобы он появился в дупель пьяный и подарил Лису бронированный ноутбук Panasonic.

Раздражало ли это? C одной стороны — да, конечно. Потому что выглядело достаточно навязчиво. Навязчивость — основная беда product placement’а. Чуть-чуть переборщишь — и вместо рекламы получишь антирекламу. Но с другой стороны, даже как-то порадовало то, что у нас теперь все как у людей. Раз уж крупные бренды стали участвовать в российских киношных проектах — это означает, что будут деньги. Будут деньги — будут фильмы. И в данном случае, с этим не поспоришь, участие Panasonic’а все-таки было достаточно творческим. Одно дело — когда тебе просто тупо и навязчиво суют в физиономию название фирмы, а другое — когда гаджеты становятся важной составляющей частью сюжета. Кстати, в эпизоде, когда Лис сфотографировал фотоаппаратом Panasonic GD-87 корабль, потом тут же передал по мобиле кадр сотруднику и тот по картинке идентифицировал судно — в зале засмеялись, считая, что это все сценарные придумки. Зря смеялись. Снимаешь, отправляешь MMS’ом (мультимедийные сообщения, к которым можно прикладывать изображение и звук), а дальше — дело компьютерной техники. Так что здесь никаких натяжек как раз нет.

Так, что-то я очень много написал, позабыв о сестре таланта. Будем кратко резюмировать. Что не понравилось? Нечеткость и размытость сценария, а также некоторые сценарные постулаты. Также не все понравилось с кастингом — Булдаков в роли милицейского генерала был явно лишним. Что понравилось? Понравился боевичок сам по себе. Все достаточно динамично, агрессивно и по-боевому. Смотрится как вполне крепкий экшн, причем безо всяких натяжек. Несколько эпизодов сняты просто замечательно, особенно сцена со скинхедами на рынке. Актеры играют хорошо, вот только Серебряков в финале явно переигрывает. Музыкальное сопровождение сделано так, как и полагается, и мне даже показалось, что в одном из эпизодов прозвучал Rammstein (это уже практически необходимая составляющая для любого боевика).

На первый «Антикиллер» этот фильм не похож совершенно. Он совсем другой. Лучше? Хуже? Да просто другой. Я, в отличие от очень многих критиков, вполне благосклонно отнесся к первому «Антикиллеру» (причины были подробно изложены в соответствующей рецензии), поэтому мне как-то трудно сравнивать — хуже, лучше. В первом был лучше сценарий. Во втором на сценарий лучше внимания не обращать, а просто наслаждаться крепким экшном. Получилось ли у меня насладиться? Почти да. Смотрится это все вполне пристойно. Дерутся, стреляют, грустят, сражаются, предают, выручают и используют всякие высокотехнологичные игрушки. При этом вполне неплохо играют. Иногда — так просто хорошо. А что еще надо? От боевика — ничего.

Народ наш ударными темпами окультуривается. Он уже не фанатеет со «Змеи в тени пьяной обезьяны», «Просто Марии», сеансов Чумака Кашпировского и «Поля чудес». Сейчас, когда более востребованными писателями являются Мураками и Коэльо, Пелевин и Толстая, можно с уверенностью констатировать: волна серого российского детектива, наводнившая в начале прошлого десятилетия книжные прилавки, выдохлась и отступила. Первый киношный «Антикиллер», по сути, уже не принадлежал породившему его явлению. Он был своего рода приветом от эпохи окультуривания эпохе разбойной коммерциализации – явлением, в общем-то, разовым. И выигрыш его перед прочим криминальным ширпотребом заключался в относительном визуальном совершенстве.

А вот особенностью визуального совершенства является потребность в стремительном увеличении дозы. Замутить что-то глобальное на фоне внутрибандитских разборок едва ли представлялось возможным. Потому в действие вступила третья сила, достаточно грозная для того, чтобы объединить против себя первые две. Такой ход событий окончательно девальвировал и без того скудный художественный образ Лиса: ловкач из первой части, лавировавший между разнонаправленными интересами и подстраивавший их под свои, как в «Пригоршне долларов», превратился в массивный инструмент для забивания, в кувалду. С ним произошла метаморфоза по типу Рэмбо, который поначалу мочил сельских копов в Орегоне, а потом принялся решать судьбы человечества.

Денег никогда не бывает слишком много. Возведение качества изображения в квадрат без привлечения спонсоров было бы неоправданным расточительством. Хорошие ребята в фильме пьют только немироффскую «Медову с перцем», техникой пользуются – только «Панасоником», катаются – на «Ауди». Постоянство это с учетом окружающей героев роскоши было бы удивительным, если бы мир не знал такого рекламного ухищрения, как product placement. И все же, основным размещаемым продуктом здесь выступает замешанный на криминале медиа-бизнес – без подобных «Антикиллеру» явлений спрос на дешевые детективы упадет еще сильнее, что неминуемо губительно скажется на рейтингах соответствующих изданий и телепередач.

Однако, и дешевые детективы должны претерпеть кой-какие видоизменения. Некоторые признаки модернизации уже очевидны. К примеру, очеловечивание преступного мира: вор Метис уже попал в рекламные ролики, вор Крест, как дон Вито Корлеоне, отказывается от наркоторговли даже под страхом смерти. К слову, этот Крест без его стоицизма – самый ненужный персонаж в продолжении. Его почему-то ни в какую не хотят убивать, террористы тащат его балластом за собой на протяжении всего фильма. Если прежде образ Креста, хранителя воровских традиций, вязался со старомодным подстаканником и фразой «Вор так жить не должен!», то теперь и он стал фирмачом, занялся кинобизнесом. Контора «почему-то» называется «В движении», точно так же, как известный фильм кинокомпании «Слово». Командира СОБРа, того самого, что в первой части освежевал Баркаса, зовут Ренатом Литвиновым. Да и в сюжете подозрительно много совпадений: в случайно захваченной на улице «Скорой» оказывается жена Лиса, охранник в случайно подвернувшейся аптеке оказывается подручным Метиса – и главное, фильм не состоялся бы без таких натяжек.

Актерская игра. Несильно, прямо скажем. Лирические вставки не подходят Гоше Куценко напрочь: изображая нежность к Любови Толкалиной, он при поцелуе просто мнет носом ее лицо, угрожающе метя в глаз. Впрочем, на большее он и не претендует – режиссерская жена, как-никак (между прочим, тоже одна из характеристик). Алексей Серебряков, прежде весь такой белобрысый, а нынче весь такой черно. бровый, ближе к концовке вовсю соперничал с Марселем Марсо.

Нам снова дают понять: игнорировать систему босяцких ценностей не дано никому. Уж коли боевики покусились на общак – «они уже трупы». Правда, большую часть фильма занимает это самое «уже» – понятий террористы не придерживаются, трупами становятся неохотно. Финал, хоть и получился скомканным, был читаем с самого начала: из «плохих» не ушел никто. Прежде попытки создать свое, доморощенное, суперзрелище упирались в недостаточное финансирование, свидетельством чему хотя бы амбициозный и полный проколов «Фанат» с тем же Серебряковым, первая такая попытка. А нужные деньги появились, когда время писателей Корецких уже вышло. И если первый «Антикиллер» был причудливым смешением постсоветской чернухи с клубной эстетикой, то второй, даже будучи увешанным «родными» мульками-брюльками, аккуратно укладывается в американский стандарт 80-х – бравада, торжество силы и духа на манер какого-нибудь «Коммандо», с соответствующим черным юмором: «Метла совсем голову потерял», «перо. тесак. для мя-яса. »

Некоторые отступления все же имели место – главный герой «решающий» бой проиграл, да и не такой уж он благородный. Однако в борьбе с терроризмом все средства хороши: Лис давит Ужаха грузовиком. Фартовая монета возникает, когда от чудесных совпадений уже попросту мутит, «умный» пистолет выполняет возложенную на него в дебюте миссию, место, с которого Ужах отправился к гуриям, вроде бы и не тупик, а если тупик, то какого хрена он в него перся? В этой сцене символизма было куда больше, чем здравого смысла, мораль же такова: если всякие гады пойдут против страны огромной, то страна огромная расшибет их в лепешку – мокрое место останется.

В целом же, квадратный «Антикиллер» есть добротный образчик продукта идеологически-развлекательного, причем скорее легкомысленного, чем взвешенного. Одно из подтверждений этому – сцена погрома на рынке: идеология – скинхеды финансируются за счет чеченской наркоторговли, развлечение – клипмейкерское оформление. Акцент явно на второй составляющей. Сам Егор Кончаловский, проделавший путь от снайпера-киллера из первой части до бомжа во второй, наблюдает за этим с явным удовлетворением..Подобный «Антитеррор», подстегивающий бытовую неприязнь, на самом деле льет воду на мельницу терроризма, создает благоприятный для него климат. Стоит подвергнуть события фильма более глубокому анализу, как сразу получится, что если бы боевики не стали освобождать своего отца-генерала, если бы им подвернулась не та баба, если бы у нее не было навороченной мобилы, никакой Лис не помешал бы им осуществить теракт. Впрочем, не исключено, что вскоре антиподы помирятся, и в «Антикиллере-3» менты в союзе с ворами и хорошими чеченцами отразят нашествие инопланетян.

Стремление не отличаться от Запада, располагать всеми его атрибутами стало для России навязчивой национальной идеей. Производство блокбастеров – один из таких атрибутов. Опять-таки, символы доминируют над логикой: наши кинодельцы снимают фильмы за пять миллионов, зарабатывают на нем миллион триста, потом делают еще более дорогой сиквел. В российском кинематографе, как и в российском футболе – спонсорская воля, спонсорские средства и спонсорская «бизнес-модель». Пока результаты мир не потрясают, но какую-нибудь Польшу с ее «Охранником для дочери» мы точно переплюнули.

Да и возможности до амбиций недотягивают: хочется, чтобы выглядело супер-пупер, а экшн все равно получается неряшливым. Это когда не умеют снимать с блеском, применяют всякие мельтешения камеры, рапиды, замедления и прочие сам-себе-операторские примочки. Вот качество и компенсируется количеством (между прочим, стрельба в помещениях, в трубе да из обреза – удовольствие для барабанных перепонок сомнительное). Если авторы фильма пытались создать еще и новый зарубежный имидж России, то они явно перестарались: отмороженные скины, зажиточные даже по западным меркам менты, надписи, глядя на которые, начинаешь верить, что наша страна уже наполовину англоязычная – непонятно для кого. Да и само по себе вынесенное в заголовок слово нелепо. К тому же, заграница – это не только сияющие мегаполисы.

Источник: www.cinema.vrn.ru

Категория Nissan